воскресенье, 16 февраля 2014 г.

Ведьмобой. Часть первая

                 Пробуждение


                       Часть первая


  Глава 1


       Маршрутка была убитой. На каждой клятой выбоине её внутренности начинали стонать всеми голосами ада. Дорожную какофонию пыталась перекричать «5’Nizza», выдававшая растаманские мантры посредством раскуроченной стереомагнитолы, разбросанной по торпеде. Судя по электронным кишкам, та явно была произведена на свет незаконнорожденными детьми Мао Цзэдуна.

       Странность состояла в том, что маршрутные водилы по жизни слушали блатняк. Хотя, как-то на плече Херсон- Николаев он попал в маршрутку, в которой водила всю дорогу гонял smooth-jazz. Это показалось настолько невероятным, что он долго, пристальнейшим образом изучал водительский затылок, пытаясь сквозь искусную маскировку разглядеть галактического пришельца.
       Но сегодняшний расклад был намного круче. Не, ну, разумеется, у группёхи было предостаточное количество фанов на бескрайних просторах ex-SU. Но, чтобы «5’Nizza» и водитель маршрутки – да в одном флаконе! Это был явный перебор, не предвещавший ничего хорошего и не укладывавшийся промеж извилин. И так безмерно распухших от непомерной деятельности. Об этом, надрываясь до хронического геморроя, орал внутренний голос, прорезавшийся после тридцатника. Прорезавшийся, чтобы остаться. Прорастать дальше. Если не ввысь, то вширь.  Словно раковая опухоль.
       Водила рутинно держал машину на правой полосе. Сегодняшний трафик нельзя было назвать плотным. Он бросил взгляд в запыленное боковое зеркало. Маршрутку быстро догонял «Кайен» тёмно-синего цвета, который был затьюнингован по самые яйца. Или что там есть у автомобиля вместо. Никелерованные части слепили глаза даже в блеклых лучах осеннего солнца. Общую картину исключительности тачки последним штрихом дополняли наглухо тонированные стёкла. Поравнявшись с маршруткой, невидимый водитель «Кайена» несколько секунд держал машину вровень на встречной полосе, явно наслаждаясь рисовкой перед пассажирами. Это стоило ему как минимум жизни.
     За рулём внедорожника сидел профессиональный вор-домушник по кличке Кащей. Погоняло своё он получил из-за специфической внешности и манере одеваться во всё черное. Работал Кащей последние 10 лет исключительно по жирным заказам.  Работал качественно и в сроки, за что и получил безупречную репутацию в соответствующих кругах.  Неслабые доходы от лихого промысла прямым образом отражались на уровне жизни – дорогущий автомобиль, нескромный особняк в одном из престижных районов Одессы, молодая содержанка.  А поскольку последнее время расходы стали превалировать над доходами, то новый неожиданный заказ принял с радостью. Тревожно тренькнувшую сольную партию интуиции подавило крещендо жадности. Дельце было мегажирным, судя по акценту звонившего, заказчик был из Москвы, может быть поэтому Кащей не придал значения жалким потугам внутреннего голоса. В Москве крутилось мегабабло и причудам населения Рублёвки не было предела.
     Правда, с выполнением заказа пришлось повозиться. Заказчик сообщил только название города, где находится предмет. Пришлось покрутиться по пыльному центру Херсона. К счастью, Кащей, повинуясь  продвинутой интуиции, довольно быстро нашёл заказанную статуэтку, которая, к немалому изумлению,  была выставлена на продажу в магазине сувениров и бижутерии. Дальше начались осложнения. Кащею банально не хватало наличных. И тут он совершил непростительный промах. Вместо того, чтобы зарезервировать покупку статуэтки путём предоплаты, он просто ушёл добывать недостающую часть суммы. И успел вернуться в магазин буквально за минуту до того, как её покинул новый счастливый обладатель.
     “С виду – типичный лошара, хотя и прыткий!” – подумал Кащей. “Жаль, что садишься в такси, а не в собственную точилу, я бы тебя пробил за минуту!” – цедил сквозь зубы вор. Не в пример своим недальновидным сверстникам, Кащей неплохо освоил достижения хай-тэка и, благодаря бортовому компьютеру, имел высокоскоростной доступ в Сеть.
     Дальше Кащею пришлось плестись за такси сквозь заторы в другой конец города, а затем терпеливо ждать наступления темноты. Тщательно разнюхав подходы и сам объект, он утвердился в мысли о высокой степени лошарности хозяина. Не было видно никаких защитных или охранных систем, отсутствовали даже собака и высокий забор.
    Дождавшись ночи, Кащей вооружился отмычками и электрошокером, и легко проник в дом. Статуэтка находилась на самом видном месте. В спальню Кащей даже не стал заглядывать, посчитав, что хозяин видит сладкие сны обладателя новой статуэтки. Вор не ведал, что хозяина уже не было дома. Он был бы весьма удивлён, поскольку свои владения хозяин не покидал, в этом Кащей мог поклясться, чем угодно.
   И вот, сейчас статуэтка находилась в просторном багажном отделении «Кайена», в двойной упаковке (настоятельная инструкция заказчика!), плавно перемещаясь в сторону Одессы. На  трассах Кащей неизменно слушал заводную музыку, а что может быть драйвовее рока? Так очередь и дошла до песни Five Magics группы Megadeth. Была у нее одна особенность — очень уж характерное гитарное соло, от которого у Кащея мурашки по коже начинали наступать бесконечными черно-белыми цепями каппелевцев.
     Встречный «КрАЗ» материализовался из ниоткуда, прямо из воздуха, словно в шоу Дэвида Копперфильда. Внедорожник попытался добавить газа и выскочить вправо перед маршруткой. Удар «Кайена» пришёлся в район водительской двери маршрутки, которая эффектно завалившись на правый бок, пересчитала бетонные столбики дорожного ограждения и улетела в овраг. Запоздалое торможение грузовика уже не могло изменить ничего. Внедорожник развернуло поперёк дороги и «КрАЗ» перекатился через него, раскатав в блин.  
     Яросвет ясно ощутил, как сознание раздвоилось. Одной частью он видел замедленный видеоряд автокатастрофы, другой – абсолютно ничем непримечательное движение микроавтобуса вперёд, где деревья привычно скользили за окнами. В центре сдвоенной картины буйствовали безумные, яркие цвета, вызывавшие приступы острого головняка́. Он попытался скрыться от подступившего сю́ра, зажмурив глаза, но картина продолжала прорубаться сквозь закрытые веки, тотально выжигая сетчатку. Окружающий мир плавился и растекался по азимуту, словно французская военная доктрина. Время, вооружившись увесистой оловянной ложкой, отрешённо перемешивало в хрустальной ступе сучье варево из тысячелетий. Солнце в обнимку с луной, разучив пляски святого Витта, жарили на фоне невозмутимого мрака космоса. Цвета и формы окружающих людей и предметов, покончив с одной мутацией, тут же принимались за следующую. Сосед справа из добродушного толстяка превратился в ботаника с неизменным рюкзачком. Интеллигентная дама предпенсионного возраста, сидевшая напротив, превратилась в престарелую, вульгарно раскрашенную базарную торговку кожей.
     Также, впрочем, изменилась его собственная одежда, покрой которой до жути стал напоминать почивший совок. Странным было только то, что смена декораций почти не коснулись салона маршрутки. Видавшие виды протёртые сидения не вызывали симпатий и ранее. Вечно грязный пол смиренно ожидал второго пришествия Геракла. Маленький вениляционный лючечек в крыше все так же не обеспечивал достаточного притока воздуха в пассажирский салон.
     Перемены не обошли стороной никого. В зеркало заднего вида он мог видеть свое новое обличье. Вьющиеся светло-русые волосы обрамляли узкое лицо, тонкие черты немного портил длинный породистый нос, короткая испанская бородка придавала внешности некоторую долю аристократичности. Серые глаза ошеломлённо рассматривали незнакомое лицо, а нервные губы иронично кривились в полуулыбке.
     Тридцатигиговый чёрный iPod превратился в юзаный радиоприёмник марки «Перун». Хотя продвинутый джинсовый костюм с аппликатурой из чёрной кожи так и остался джинсовым костюмом. Но фактура и цвет ткани безнадёжно изменились далеко не в лучшую сторону. Вместо оригинальных часов марки «Concorde» на запястье болтались весьма ординарные котлы, дизайном достойные разве что бульдозериста. Из автомобильного магнитофона пассажирам промывала мозги мажорная харда́ - машинисты в последний раз бились с дураками.


    Глава 2


    В каюте второго помощника привычно перекатывалась тяжесть. Очередной хрипотенко нещадно драл глотку под маниакальный грохот барабанов и запилы соло-гитары. Мастер*, живший по соседству на той же палубе, уже привык к неординарным пристрастиям второго в музыке. Но, судя по всему, на этот раз ручка громкости была выкручена до упора. Мастер снял было телефонную трубку и тут же бросил её назад. Звонить было попросту бесполезно. Нужно было дождаться паузы между песнями и тупо тарабанить в дверь. Он вышел в коридор с твёрдым намерением выбить филёнку* и построить второго на подоконнике с матрацем. Громко постучав костяшками пальцев по серому пластику, он немного потоптался у дверей, в надежде услышать хоть какую-нибудь реакцию. Не дождавшись ответа, он вернулся к себе в каюту и нервно плеснул Джо́ника в бокал.

     Приколы экстравагантного второго помощника развлекали весь экипаж. Личность, вообще-то, была легендарная. Как-то в канун католического Рождества судно проходило шлюза́ на Великих Озёрах и Альберт, ещё будучи третьим, встречал лоцмана на площадке парадного трапа. Когда подошёл катер с надписью “PILOT”* по всему борту, из него выскочил человек со спасательным жилетом на шее и начал карабкаться вверх по трапу. На площадке дорогу ему загородил Альберт, который начал отмечать Новый Год четыре дня назад:
     - What  are you? I am Third Officer.
     - I’m Santa Claus.*
     Или другая история, когда Альберт с вахтенным матросом ввели в состояние ступора другого канадского лоцмана.  Просто представьте себе: судно идёт по Seaway*, лоцманская проводка, Дядя* почивает в каюте. Третий помощник заступает со своим матросом-рулевым на вахту, как положено, в 20:00 по судовому времени. А в 22:00 лоцман с превеликим удивлением обнаруживает, что вахтенный помощник и матрос-рулевой неведомым образом стали готове́зными. Причём, до состояния нестояния. Ещё он подмечает одну странность – помощник каждые 10-15 минут покидает мостик на 1-2 минуты и выходит на наружную палубу куда-то за надстройку. А после возвращения он подменяет рулевого и тот убегает в том же направлении, чтобы вернуться просветлённым через 2 минуты. Лоцман выкраивает минутку и выходит осмотреть место паломничества вахтенного состава. И попросту охреневает, обнаружив на ящике накрытую поляну и 2 бутылки «смирнухи», практически уже опустошённых. Лоцман вызывает капитана, и предъявляя взору оцепеневшего Дяди явившийся натюрморт, комментирует: «Я пятнадцать лет работаю лоцманом на Seaway, но такого беспредела ещё не видел!» Откуда канадский лоцман знает чисто новорусское слово «беспредел» история умалчивает.
     Хотите третью историю про Альбертика? Так вот – судно отходит из Бразилии. А «газ» в Бразилии испокон веку был дешёвым. Естественно, народ затарился по мере сил и наличных. По отходу Альберт является на мостик в грязном пропотевшем комбезе и, поскольку его ходовая вахта, пытается сменить Капитана. Проще говоря, выгнать с моста, чтобы не путался под ногами. Не путался - во всех смыслах, поскольку дядин рост едва достигал полутора метров. Это – если в шляпе и на коньках. За что вполне заслуженно получил погоняло «Маленький». Физическое состояние Альбертика, надеюсь, описывать не надо?
     - Альберт, думаю, Вам необходимо привести себя в порядок! Я постою за Вас на вахте минут 10-15, идите и освежитесь! – резонно замечает капитан. Альберт берёт под козырёк и проваливается вниз.
     Хотя нетрудно догадаться, что Дядя подразумевал под словом «освежиться», но только Альбертик имел на этот счет свою интерпретацию. Он спускается в одну из кают, где рядовой состав уже начал отмечать удачный отход из Бразилии, затем удачное начало океанского перехода на Европу и далее, по мере работы воображения.
     - Мне Капитан приказал освежиться! Командирские 200 граммов! – повелевает Альбертик. «Буль-буль» - весело плещется огненная вода в гранчак. «Ковть-ковть» - немедленно отзывается глотка Альберта. Затем он прямиком поднимается на мостик, подходит к Дяде вплотную и делает мощный выдох прямо в лицо. Благо, нагибаться почти не нужно – Альберт вряд ли выше капитана более, чем на 10 сантиметров.
     - Так достаточно свежо? – на полном серьёзе спрашивает Альберт, невинно глядя в дядины глаза.
     Думаю, достаточно.  Иначе, истории про Альберта нужно будет выделять в отдельный роман, что не входит в планы автора. Это ведь, в общем-то, была только преамбула моей короткой истории про Альберта.
     Однажды в одной из экзотических стран, а был это Мозамбик, Альберт приволок на судно статуэтку восьмирукой богини. Ну, мало ли что взбредёт в голову расслабляющемуся за границей русскому моряку?  В общем, взбрендило ему по пьяни прикупить немного экзотики – флаг ему в руки и попутный ветер в затылок! Да только всегда найдутся в экипаже зубоскалы, которые станут донимать человека грубыми шутками и приколами. Что поделать, таковы уж традиции на русском флоте! И вот, при всей своей духови́тости, впал Альберт в беспросветное уныние. Даже привычный допинг не мог вывести его из депрессии. Вдобавок, стала его одолевать бессонница.
     А через пару дней Альберт и вовсе пропал. Врубил у себя в каюте музыку на полную громкость, запер за собою дверь и исчез. Мастер в течении часа стоически терпел музыкальные откровения Рыжего Дэйва*, пока не вызвал свидетелей и не открыл каюту второго «вездеходом». К немалому удивлению всех присутствующих, каюта была пуста. Объявили общесудовой поиск, не давший результатов. Мастер объявил повторный усиленный поиск, а судно тем временем легло на обратный курс. Поиск снова не дал результатов и Мастер стал склоняться к мысли, что второй помощник просто либо выпал либо выбросился за борт. Учитывая, что судно находилось в районе экватора, шансы выжить, пребывая в воде часами, были довольно высоки. Но десятичасовой поиск в море также не принёс положительных результатов.
     Ещё одну странность отметил наблюдательный старпом – в каюте Альберта часы отставали на 3 часа. Этому не придали значения, подумав, что второй просто не переводил часы по судовому.

Неизбежные примечания:

1. Мастер — в данном случае — Капитан судна. Общепринятый слэнг у моряков-подфлажников.
2. Филёнка — жестяная вставка в отверстие каютной двери на судах, служит для выхода в случае заклинивания двери в аварийной ситуации; также для вентиляции.
3. Pilot – лоцман
4. Ты кто? Я — третий помощник.
- А я — Санта-Клаус!
5.   Seaway — транспортная система на Великих Озёрах, представляющая из себя непосредственно реку Святого Лаврентия, собственно сами Великие Озёра и систему шлюзов.
6. Дядя — одно из прозвищ Мастера.
7. Рыжий Дэйв — Дэйв Мастэйн, лидер американской группы Megadeth.


    Глава 3


     Издав напоследок утробный стон, маршрутка остановилась на асфальтированной площади, тотально прибитой пылью. Отец нации, с призывно протянутой вперёд рукой, маниакально доминировал над окрестностями, неустанно показывая правильное направление движения социального прогресса. Озабоченные людишки, кряхтя, выползали наружу, чтобы сполна отдаться суете вечерних проблем. Яросвет вышел последним и основательно огляделся по сторонам.

    Старые тополя, возвышавшиеся над зданиями, ещё хранили в вершинах благородных крон последние лучи умиравшего солнца. В придорожной канаве, траурно обрамлённая одуванчиками, благоухала кошка, выставив на всеобщее обозрение внутренности. Тополиный пух, монопольно застилавший щели в округе, успешно поджигался малолетними пирома́нами. Вечные бабульки, заседая на свежевыкрашенных скамейках, деловито обмывали косточки соседям.
     Радиоприёмник в руках неожиданно захрипел, выклянчивая новую порцию батареек. Он подошёл к ближайшему киоску, машинально доставая из кармана портмоне. Превращения не прошли стороной и его. Вместо приятного на ощупь изделия фирмы «Columbia» в руке лежал совкового вида кошелёк, сделанный из дешёвого кожзаменителя. Но ещё более странные метаморфозы произошли с деньгами. Он недоумённо уставился на яркую банкноту. Алый восьмилучевой Коловорот по-братски делил лицевую сторону с гордым профилем отца. На оборотной стороне можно было ознакомиться с условиями обмена банкноты на драгоценные металлы, камни и прочее народное имущество. Рядом на двадцати братских языках доходчиво объяснялось, что произойдёт с желающими подделать данную банкноту. На чемпионате по лаконичности высказываний победил бы один из тюркских языков, который недвусмысленно вещал: «Секир башка!»
    Цены в киоске потрясали неприличной дешевизной. Правда, батарейками там и не пахло. Стандартный набор канцелярии, значков, поздравительных открыток и прочей дребедени. Венчал коллекцию перекидной настенный календарь, подробно освещавший пышные формы красотки по имени Саманта Сокс. «Хорошо, что не Саманта Сакс, или – не Саманта Кокс!» – скаламбурил внутренний голос.
     - Да где же у тебя кнопка отключения? – мрачно вслух спросил Яросвет. 
    Также в наличии имелся скудный ассортимент прессы, с передовиц которой назойливо лез в глаза всё тот же Коловорот. Он обречённо вздохнул, поправил брезентовый планшет, болтавшийся на плече, и побрёл наобум.
     Мозг напрочь отказывался анализировать происходящее. Он поймал себя на мысли, что ему до смерти хочется завалиться на чахлую газонную травку и завыть от отчаяния по-волчьи, во всё лужёное горло. Но что-то мешало окончательно спустить с цепей лебедей, маниакальная мысль-доставучка тупо ломилась в сознание чёрным магистральным паровозом, обволакивая мозги едким дымом сгоревшей нирваны.
    Вот в таком подвешенном состоянии он и забрёл в ту церковь. То ли врождённая тяга к музыке, предопределившая увлечение на всю жизнь, то ли необычность псевдоготического строения, монументально выделявшемся на сером фоне унылых хрущёвок и частного сектора, утопавшего в земле по оконца, привлекли внимание закипающего рассудка.
Высоченная литая чугунная ограда была поставлена на века вечные. Колоритный нищий на монументальных воротах протянул руку заученным движением, на запястье сверкнули часы с металлическим браслетом. «Да это ряженый! Котлы явно швейцарского производства! Или как тут называется Швейцария?» – снова проклюнулся неугомонный внутренний голос. «А ты сходи в Сеть – погу́гли! Или, как тут называется поисковик в Тырнете?» – мысленно съязвил Яросвет.
    На первом этаже хор, эксклюзивно состоявший из тёток неопределённого возраста, елейно выводил мелодию псалма, в котором он не смог разобрать ни единого слова. Хищные лица с крупными чертами наводили на мысль об изощрённом отборе хористок. На мгновение ему показалось, что если к вокалам добавить тяжёлые риффовые гитары с барабанами, то вырулится славный блэк-метал. Но та часть мозга, которая ещё причисляла себя к сознанию, тут же присвоила файлу тэг «параноидальный бред» и по умолчанию сбросила его в мусорную корзину.
    Он поднялся стёртыми ступеньками по узкой деревянной лестницы на второй этаж, где собственно велась служба. Внутреннее убранство было решено в светлой цветовой гамме. Резко пахло благовониями. Хотя подобный духан скорее следовало назвать «сладковонием». Грозные лики со старинных икон надменно целились из распятий прямо в лоб. «Ну, эти отцы-основатели точно не промахнутся!» - невесело скаламбурил неугомонный внутренний голос.
Он зябко передёрнул плечами. Окружавшие женщины были одеты в бело-голубые балахоны, длинные ногти с ярким вызывающим маникюром цепко держали толстые фаллосы свечей. Мелодия становилась всё заунывнее, в ней стали прорезаться какофонические нотки. Он почувствовал прикосновение сзади и, обернувшись, увидел лоскуток пиджака, мелькнувший в когтях у ведьмы. «Прикинули, словно колхозного жлоба́, а сейчас ещё и полатают, словно хозяйские псы - бомжа́ру!» - моментально закипело внутри. «На хрена же ей этот лоскуток!?» - оживающее сознание сканировало извилины на предмет наличия троя́нов и прочей живности.
    Он решительно направился вслед. После нескольких неудачных боевых заходов ведьму удалось защемить в тёмном углу. Зашипев, та развернула раскрашенные когти веером и попыталась пропахать яросветово лицо, но тот был в прошлом образцовым пионером и оказался всегда готовым. Пальцы цепко ухватили ведьму за уши. Резкий рывок – на себя и вниз. Треснув, гладкая кожа сползла на глаза, обнажая порванные кровеносные сосуды. Раздавшийся вой, перекрывая пение, ввинтился в мозг раскалённым шурупом.
Яросвет прыгнул в лестничный проём и, рассадив плечо о перила, покатился вниз. Здоровенный бородач, до коликов похожий на голливудского упыря, пёрся навстречу, словно кастрированный без наркоза мамонт. Рифлёная подошва гавнодава с жадным хлюпом смачно впечаталась в табло ведьмака. Круша перила, украшенные искусной резьбой, тот перешёл в крутое пике, и, размахивая полами рясы, словно подбитый ворон - крыльями, грохнулся вниз. Сумка соскочила с плеча, брякнувшись в середину хора. Он подскочил к выходу, но массивные двери из морёного дуба не смогла бы сокрушить даже бригада дядьки Черномора.

     Тем временем по лестнице шустро сбегала вниз зондер-команда прихожанок. Злобные, перекошенные фи́зии однозначно не предвещали ничего хорошего. Он нырнул в холодную глубину здания. Первая попавшаяся дверь открылась сразу. Он юркнул вовнутрь и подпёр дверь подвернувшимся под руку стулом. К счастью, тот, как и вся мебель в церкви, был сделан на совесть. Тяжёлое дерево покрывала инфернальная резьба, изображавшая девять кругов ада. Вторым стулом он высадил витраж в узком высоком окне. Затейливая мозаика, изображавшая потехи вампирской охоты, осыпалась на паркетный пол радужным дождём. Прикрывая руками лицо, он молодецки вскочил на каменный подоконник. Надсадные вопли преследователей, ломящихся в двери, подстёгивали аварийную выработку адреналина. Разрезая одежду об осколки стекла, оставшегося в раме, он неловко спрыгнул на жухлую траву, доходившую под окнами. Деревянный забор из некрашеных досок уже не мог остановить его победоносного бегства. Он запетлял вниз по кривой улочке. Смеркалось…



     Глава 4


     Каждую субботу поутру Борис Бутке́ев поднимал на ухоженной лужайке перед маленьким домом конфедера́тский флаг и, спев «Мазафа́ку», отправлялся в центр города - бить из рогатки стёкла в крутых буржуйских тачках. Мастерски бил – ни разу не был пойман! Но сегодняшняя охота как-то не заладилась.

    Сначала ему в троллейбусе уличная торговка больно заехала тележкой по колену. Затем контроллёр докопался до поддельного пенсионного удостоверения, которое Борис наваял дома, используя последние достижения компьютерных технологий. Кси́ва удалась на славу и Борис втайне очень гордился данным фактом. По мелкому гадить государству – любимое хобби каждого бывшего советского гражданина. Но собес в очередной раз обновил бланки и он попался. Пришлось заплатить за проезд. Сумма была невелика, но вопрос был принципиальным и данный пунктик был взят на заметку жирным красным маркером.
    Но настоящей и пламенной страстью Бориса было шпилить. Битьё стёкол – это по большей части для куража. А вот погеймиться всласть, оттянуться на выходные в S.T.A.L.K.E.R – это уже серьёзное времяпровождение. Машина у него всегда была самая мощная в городе. Железяки обновлялись регулярно – каждые три месяца, бюджет особого значения не имел. Семьёй Борис ещё не обзавёлся, да как-то не сильно и стремился. Зарабатывал он не то, чтобы баснословные деньги, но на содержание любимого монстра в полной боевой готовности хватало с лихвой.
    Он вышел на площади Свободы возле ЦУМа и побродил по близлежащим закоулкам в надежде обрести потерянное вдохновение. Тщетно! Сегодня муза показывала длинный лиловый язык. Он уже решил было возвращаться домой, но в последний момент от нечего делать зашёл в магазинчик на Белинского, который торговал продвинутой бижутерией и прочей подарочной мишурой. Среди дешёвого китайско-турецкого товара взгляд выхватил статуэтку необычной формы.
    Древняя богиня о восьми руках танцевала на человеческих черепах. Голову венчала маленькая корона, украшенная красными камнями. Едва прикрытое нарядом тело извивалось в сладострастном танце, словно в языках пламени. В левой руке она держала змею, обвивающую руку по локоть. В правой находилась сабля без гарды, занесенная для удара. На спине богини был прикреплён щит, по которому разбросал бесчисленные лучи Коловорот. Шею, запястья рук и щиколотки украшали ожерелья, набранные из клыков хищной твари. Глаза были закрыты, а по лицу блуждала благостная улыбка всепонимания. Фигура излучала ауру, в которой природа гармонично смешала целомудренную красоту и неприкрытую сексуальность. В общем, Анжелина Джолли нервно давилась Кока-Колой в тёмном углу.
Едва рассмотрев статуэтку подробнейшим образом, Борис мгновенно принял решение её купить. Цена в треть месячного дохода его не смущала. Девушка-продавец начала было мямлить историю, связанную со статуэткой, о каком-то моряке, купившем её в далёкой экзотической стране и пропавшем с судна впоследствии.
    - Вы продаёте статуэтку? – не выдержал Борис, выразительно посмотрев на девушку.           Женщины редко выдерживали прямой взгляд его карих глаз, утверждая, что у него в зрачках пляшут бесенята, чем он и пользовался беззастенчиво. Девушка тут же смутилась и ушла пробивать чек.
     С доставкой статуэтки домой возникли определённые трудности. Несмотря на небольшие размеры, богиня весила немеренно и пришлось раскошериться на такси. Всю дорогу к дому Борис бережно держал покупку в обеих руках, распираясь ногами на заднем сидении и боясь повредить, если не богиню, то салон новенькой «дэушки». Бомбила предлагал положить богиню в багажник, упаковав в детское одеяльце, пережившее как минимум две последние мировые войны. Борис твёрдо отказался пеленать богиню в подозрительное тряпьё. Дорога заняла полчаса, несмотря на всю провинциальность родного города. Последние пару лет дороги заполонили стада́ новых иномарок и заторы стали обыденным явлением. Несмотря на регулярные тренировки в тренажёрном зале, к концу дороги плечи и руки Бориса налились ртутью. А ещё предстояло затащить статуэтку в дом, миновав калитку и двери. В конце концов богиня была водружена на стол в кабинете и Борис блаженно развалился в геймерском кресле, прикидывая, куда бы поставить обновку.
    Единственно возможное место дислокации богини было вычислено довольно быстро. Домик Бориса был небольшим, хотя и продуманным до мелочей, недаром сам столько корпел над проектом, благо архитектурно-дизайнерское образование позволяло ваять и не такое. А посему местом водружения единогласно была избрана тумбочка-подставка подле радиоаппаратуры. Богиня идеально вписалась в интерьер, который удачно смешивал в себе классическую линию и новомодные хай-тэковские фишки. Сориентировав статуэтку в пространстве относительно акустических систем, Борис отошёл в противоположный конец комнаты и удовлетворённо осмотрел итоги. Богиня загадочно улыбалась новому владельцу. Борис смиренно улыбнулся в ответ и пошёл готовить запоздавший обед. В ответ на прикосновение к дистанционке верный проигрыватель компакт-дисков услужливо открыл пасть и получил кругляшок,разукрашенный жёлто-чёрной эмблемой.


     Глава 5 


     Минут через двадцать улочка вывела его к широкой реке, высокий берег которой был застроен стандартными пятиэтажками. В тесных двориках подсыхало застиранное постельное бельё, проштампованное логотипом «ЖДГ» фиолетовых чернил. Откуда-то с верхних этажей сквозь раскрытое окно умничал Ян Гэрбарэк. Восходящая полная луна на безоблачном небе добавляла строго отмеренную долю сю́ра в постылый пейзаж. Испоганенная непристойными граффити трансформаторная будка, притаившаяся в глубине двора, больше напоминала избушку на курьих ножках, выкрашенную в вызывающе оранжевый цвет. Под стать ей была и местная лирика. Ему удалось разобрать один из перлов местячкового поэта:


                                           А всем пидорасам – по рваной жопе,

                                           Так, чтобы кишки торчали наружу!
                                           Чтоб пробуравило грязную душу,
                                           До самой, до чёрной, до сути!

     Будку окружала целая галактика папиросных огоньков. «Что это ещё за тусовка?» - подумал он и направился туда. Но возникшее желание поближе познакомиться с неформальной частью местного социума ждало разочарование. Огоньки обозначали дислокацию множества, самых что ни на есть обычных мужиков, сбившихся в кучки, и явно дожидавшихся, по меньшей мере, манны небесной. Один из них, судя по виду старшой, выделялся габаритами, чрезвычайно озабоченной заточкой и папкой рыжего цвета, которую бережно нянчил в руках. Из прилегающих переулков на сходку продолжал подтягиваться люд.

    Дверь трансформаторной будки ярко освещалась красным фонарём. «Освещение явно двусмысленное!» - прокомментировал неугомонный внутренний оратор. Спустя минуту дверь будки отворилась и на пороге появилась тётка в оранжевой хламиде. В руках она держала женские колготки, наполненные красными яйцами. Пиплы́ вокруг загомонили, затолпились, словно стая голодных гусей при виде хозяйки, несущей остатки ужина. В образовавшейся давке послышалась колоритная перебранка. Но старшо́й уверенно установил пошатнувшийся было порядок, двинув пару раз огромным кулачищем в толпу, после чего достал из папки лист бумаги и прогудел:
    - Все всё получат по очереди! А кто желает по-бы́рому – получит в торец! – непререкаемо заявил он и солидно покашлял в сжатый кулак. Толпа, понемногу приходя до памяти, начала приобретать смутные очертания очереди. Каждый сверялся с номерком, записанным на мятом клочке бумаги, либо на тыльной стороне ладони.
    - Почём большие-то? – взволнованно интересовались задние ряды.
    - Маленькие яйца – по сто, большие – по шестьдесят! – приосанившись, бойко ответила тётка.
Яросвет легонько толкнул ближнего мужика локтём в бок.
    - Слышь, я тут в какой-то странной церкви побывал, там, наверху! На силу вырвался! Ещё там сумку оставил. С документами … Стоявшие рядом заметно напряглись.
     - Это – секта Курдюмовича. Глава Блока Народной Партии , слыхал? Тебе, парень, повезло, что ушёл от них целым-невредимым! – степенно сказал мужик с окладистой бородой. Вокруг как по сигналу невидимого режиссера дружно закивали.
     - Чего ты вообще туда попёрся? Не местный ты, что ли? - выражение его лица стало участливым. Внимательные глаза оценивающе просканировали Яросвета от макушки до пят. Мужик лукаво улыбнулся в бороду. «Тест на безопасность пройден!» - выдал на экран всплывающее окошко антивирус интуиции.
     Очередь продвигалась медленно, но уверенно. Отоварившийся люд с просветленными лицами отваливал в сторону и рассасывался по окрестным закоулкам. Внезапно замелькавшие на небе чёрные тени расстроили установившуюся хрупкую гармонию. "Атас!" – наперебой заорало собрание дикими голосами и стройная прежде очередь стала активно распадаться на атомы. Над людом со свистом и гиканьем проносились распа́тланные ведьмы на реактивных мётлах. Экипировка состояла из полушлемов с лазерными прицелами и ловчих сетей, на концах которых змеились узкие бело-голубые флажки. Мужики судорожно выбрасывали из сумок только что купленные яйца, которые, взрываясь, давали густые столбы дыма и огня. В языках синего пламени корчились малюсенькие оранжевые дракончики.
     «Прям Апокалипсис святого Иоанна!» - в очередной раз сумничал внутренний голос, но сейчас было не до него. Яросвета, при свете полной луны мчавшегося во всю прыть, было отлично видно даже без приборов ночного видения. Перепрыгивая через очередной заборчик, он зацепился ногой за водопроводную трубу, но довольно удачно приземлился на вспаханную грядку. Из-за ближайшего куста кто-то бегло отстреливался огненными шариками. Яросвет обполз молоденькое деревце и нос к носу столкнулся с новым знакомцем, интересовавшимся его похождениями в церкви.
     - Из рогатки шмалять умеешь? – прохрипел мужик, быстро меняя обойму. Вопрос застал Яросвета врасплох.
     - Стрелял когда-то давно… В детстве. А что?
Мужик достал из рюкзака рогатку и три обоймы.
     - На, держи мою старую!
В правую руку приятно легла массивная, но лёгкая рифлёная рукоять из светлого металла.
    - Мётлы у них на реактивном приводе. Слабое место – топливопроводные трубки. Туда и бей! 
     Мужик выпустил очередную порцию снарядов. Ведьмы, маневрируя на приличной скорости, ловко уворачивались от огненных шариков, пытаясь набросить сеть. Яросвет вставил обойму и прицелился. Первый же шарик угодил в метлу и та, отплёвываясь искрами, закружила на месте, постепенно снижаясь.
    - Не зевай – добивай! – заорал мужик, удачно отбиваясь от нападающих. Ещё одна ведьма потеряла управление и врезалась в высокий тополь.
Яросвет перезарядил своё странное оружие и выпустил снаряды очередью. Подбитая фурия рухнула в заросли придорожной крапивы, издав мозгоразрывающий вопль, способный призвать из царства тьмы самого Вия.
     - Видать, удачно приземлилась! – весло оскалился мужик. Атака явно выдыхалась. Несмотря на горячку боя, Яросвет успел приметить, что они вели бой не одни. Ведьмы с протяжным воем уносились прочь.
    - Они вернутся? – он повернулся лицом к мужику.
    - Вряд ли. Получили по зубам. Надолго запомнят наш радушный приём!
    - Что за хрень тут у вас творится?!
    - Да, ты в натуре, парень, видать, не местный! – мужик снова лукаво улыбнулся. - А знаешь что? Пойдём-ка ко мне, переночуешь! Тут недалече, - и он махнул рукой направо.

Вступление

После неоднократных пожеланий и просьб моих друзей и знакомых я наконец-то создаю новый блог, где будут выкладываться главы моего романа. По мере выкладки уже опубликованные главы могут подвергаться незначительной редакции. Вообще-то задуман роман-трилогия, первый роман должен содержать 4 части по 5 глав в каждой, но, конечно, возможны изменения.
По стилю я отношу свое произведение к городскому фэнтэзи, в котором присутствуют элементы постмодернизма и политической сатиры.